Ищу девушку машу познакомился на ленинградском вокзале

Book: Прогулка под луной

«Я ищу Никитенко Евгения года рождения, Молдова, город Тирасполь. район, село Арал Тобе. Его видели году в Алмате на 1 жд вокзале. .. Сенниковой Валентиной Михайловной, познакомились в Казахстане, где мама . «Ищу родственников своего пропавшего без вести на Ленинградском. Когда он умер, я пошел в наш дом, где жили еще Маша и Груша, Ушаковы, Садимся в пригородный поезд на Белорусском вокзале, едем среди .. Ищу машину, которая должна меня встретить в условленном месте. Впоследствии я познакомился и с ним: пожилой, грузный мужчина, .. А девушки потом!. Мы сней познакомились на курорте точнее в Минводах в сентебре году . Ищу девушку около 26 лет она былa студентом в Педагогическом институте в Херсоне в году. . Громовы Юрий и Галина, Анфиса, Маша , Марта проживающие(проживавшие) по адресу .. Жил за ЖД вокзалом ул.

На свадьбе Маши я была свидетельницей. После окончания учебы в м году я уехала в Речицу на практику. После этого наша связь прервалась. Как сложилась его судьба? Нине на фото 18 лет. Беларусь Нина - моя замечательная подруга студенческих лет! Мы учились в Брестском педагогическом институте на физико-математическом факультете. Вместе жили в общежитии, делили завтраки и обеды пополам. Очень хочу встретиться с ней, рассказать о себе, своем горе - у меня погибла дочь. Ниночка, как же мне не хватает тебя, твоего доброго совета Беларусь Мы с матерью продали дом в деревне Залесье и переехали в Полоцк.

Моя двоюродная сестра Лида часто к нам приезжала в гости, но после нашего переезда мы больше не общались. Возможно, сейчас она живет под Витебском. Или на электронный адрес: Если вы никого не ищете, то помните, что искать могут. Еще больше материалов по теме: Когда он увидел меня, я рассмеялся доброжелательно и что-то ему милое, сочувственное сказал. Но он покраснел, насупился и стал вести себя со мной еще более отчужденно, даже загадочно.

Наверное, ему было очень неприятно, что я нечаянно заглянул в его нутро. В плановом отделе работал пожилой, худой человек, совершенно стародавнего склада и с хорошо звучащей фамилией, по виду похожий на бедного эмигранта из военных, где-нибудь на окраине го округа Парижа Он, собственно, единственный проявил ко мне впоследствии простые теплые человеческие чувства и живой интерес к моей жизни и судьбе. За что я ему и по сей день благодарен. Его слабые и осторожные попытки снять с моего носа розовые очки были безуспешными, тем более что они постепенно темнели как бы изнутри, а я бессознательно и сознательно поддерживал их внешний оптимистический вид как спасительный.

В столовой мельзавода меня познакомили с буфетчицей, которая поначалу сервировала мне отдельно, как начальству. Этому, видимо, способствовало и то, что я выписал себе рабочий халат чтобы всюду нос соватьа высшее начальство, к которому я все-таки принадлежал, как я потом заме- - 91 - тил, по цехам ходит в обычной одежде, но не пачкаясь, для поддержания вящего авторитета. В общем, я стал знакомиться с мельницей самостоятельно.

В этих книгах нас и до войны в Ecole de Meunerie поражали действительно прогрессивные направления и исследования в области мукомольного дела в СССР в сочетании с отвратительной печатью на немыслимой бумаге, из которой можно было вытаскивать щепки.

Все же я только теперь увидел чисто русские противоречия, как бы пропасть между теорией и практикой. Территория завода невероятно захламлена, грязна, неопрятна. Всюду строгости и призывы к порядку, и всюду немыслимый беспорядок. Посреди двора стоит примитивнейшая уборная, к которой и приблизиться страшно. Всюду видна техническая самодеятельность и импровизация, то есть много мероприятий, задуманных, может быть, и целесообразно, рационально, но выполненных местными средствами, без должной специализации, тщательности, отработанности, характерной для западноевропейской техники.

Образно говоря, все это как бы не настоящий мост, а понтон, паром, временная переправа. При всем этом нельзя сказать, чтобы для меня прошли незамеченными те прогрессивные тенденции в технологии и в методах контроля, которые, несомненно, имелись. Внутри самой мельницы не было и тени того лоска, который обычен для такого рода предприятий во Франции и в Германии, но все было довольно опрятно, хоть и грубо; все вертелось.

Станки крутились со сверхамериканской быстротой, но натужно выли и тряслись на недостаточно устойчивых основаниях перекрытия. Конечно, это сильно повышало их производительность и давало значительную экономию производственной площади. По-видимому, и потребляемой энергии; однако долговечность машин соответственно снижалась очень сильно. Но именно этой нарисованной схемы я никак не мог добиться получить на руки, даже поглядеть на нее, по самым различным и не понятным для меня причинам - видимо, проявляли бдительность.

Я преследовал цель - установить весь технологический процесс, понять его, критически проанализировать, обнаружить недостатки, логически их обосновать и исправить. В этом деле я знал себе цену и, согласно моей логике и опыту, не сомневался в том, что в данной области мне обеспечено широкое поле деятельности. Впоследствии от рабочих мельницы услышал, что мое поведение на первых порах вызвало среди них удивление: Обходя цеха и отдельные здания, я удивлялся различному уровню культуры труда и техники.

Так, например, на крайних флангах поражали европейская чистота и аккуратность машинного зала, профессионально-культурный вид механика и машиниста - и разгрузка железнодорожных вагонов с зерном вручную женщинами, одетыми почти в лохмотья и с повязанными до глаз платками от густой зловредной пыли. Эти несчастные встретили меня злобным отменным матом от женщин услышал впервые и такими насмешками, что я поспешил удалиться. Когда же я при директоре и других руководящих товарищах упомянул о них с жалостью, сказав: У нас говорят "женщины" и подразумевалось: О том, что я раньше, даже в детстве, никогда не видел женщин на таком тяжелом рабском труде, в таких ужасающих условиях я не думаю, чтобы в это пыли, насыщенной острыми, вредоносными частицами остей можно проработать постоянно больше года, не став инвалидом- им и в голову не приходило, и мое скромное замечание по этому поводу было встречено весьма холодно.

  • Объявления «Я ищу...» в Баканасе
  • Поиск людей в Херсоне
  • Интернет-знакомства. Реальные истории

Молодые девушки работали там, как у станков, на конвейере непрерывно, а красивая дородная завлабораторией держала себя барственно-уверенно.

Анализы шли густым потоком, и цифры заполняли бесчисленные колонки форм. На самой мельнице и вальцевые, и рассевные - были все женщины в мужских комбинезонах. Только в мехцехе и на погрузке были мужчины, да на командных должностях. Все это было для меня непривычно, ко всему я внимательно присматривался, нащупывая точку опоры для своей будущей работы.

Через некоторое время меня вызвал директор и, поговорив о том, о сем, сказал: Так, значит, это система, впервые понял я, но от этого мне легче не. При такой установке не мудрено стать шкурником! Потом Бибиков позвал меня к себе в гости домой, что скорее удивило. Жена полная, гладкая, молчаливая. Помню, поразил меня маринованный или моченый арбуз, которого я до тех пор никогда не ел. Этот арбуз мне очень не понравился. За столом Бибиков расспрашивал меня о моей жизни за границей, о моих впечатлениях по возвращении в Россию.

Я рассказывал, но контролировал себя во. На вопрос, как я сравнительно оцениваю жизнь и развитие там и тут, я ответил так: Во время войны Бибиков сам ездил по Европе, но что он из этого вынес и вынес ли что-либо, для меня осталось неизвестным.

Когда он говорил о своем положении на мельнице, у него вырвалось: И с раздражением отозвался о начальнике треста, еврее на верхах явно уже готовили тогда почву для антисемитской кампании Никакого взаимопонимания или сближения этот обед не дал; видимо, вовсе не с этой целью и был организован.

Судя по всему основной вопрос, который терзал душу Бибикова, - была власть, жажда власти, ревность. Я сказал, что этого делать не умею, надо обратиться к железнодорожникам.

С усмешкой Бибиков заметил: Но это ему не понравилось: Еще через некоторое время он поручил мне выяснить, почему не сходится баланс продукции: За это я взялся горячо, но сразу же натолкнулся на непреодолимые трудности, в основном, с людьми. Каждый мой шаг встречал активное и пассивное сопротивление. И тут, мне кажется, были две причины: Иными словами, естественная, не унизительная, по доброй воле дисциплина отсутствует полностью. Видимо, всюду нужен нажим, страх или какой-то авторитет, который я завоевать здесь не умею.

Невольно вспоминаю, как это легко давалось мне во Франции, мне, русскому среди французов. Мне досадно, что этот большой опыт мне здесь не помогает, скорее, он мне мешает - все не так, все как бы наоборот. Надо было проверить все межцеховые автоматические весы. Оказывается, такая проверка требует присутствия всех заинтересованных и ответственных лиц и составления актов со снятием и накладыванием пломб.

Мне невдомек, что акта все чураются и никто не желает к этой горячей сковороде прикладывать руки. А за актом-то ведь и прокурор проглядывает!

Пломбы и щипцы где-то в сейфе заперты, их тоже достать непросто, а не сняв пломбы, ничего не проверишь. Очень быстро эта процедура и у меня отбивает всякую охоту повторять. В лаборатории были целые тома цифровых данных, разобраться в них было нелегко, на мои вопросы отвечали неохотно. Я чувствовал, что у всех другая какая-то забота: Но в чем дело, я не понимал Через некоторое время это дошло и до моего сознания.

Но при переработке пятисот тонн в сутки это составляет от двух до пяти тонн ценного продукта! Есть о чем подумать! И вот, систематически проверяя все отходы, я заметил, что часть зерновой сечки из очистительного отделения просто высыпается через дырявое окно в глухой закоулок грязного двора.

Как ни мала эта потеря, все же и ее учесть. Как раз в этот день было производственное совещание с Бибиковым, и я высказал свое удивление по этому поводу, но сразу же заметил, что мое выступление пришлось некстати. Мне показалось, что все на меня недовольно посмотрели и ничего не сказали. Но потом я убедился, что эта куча отходов была ценным источником поощрения рабочих и персонала при производстве различных работ, иначе говоря, своеобразным дополнительным фондом зарплаты и премиальных, которым директор мог пользоваться, что при ограниченности его возможностей было немаловажным фактором.

И так, куда ни сунься, все получается боком. Один раз вдруг почему-то главный инженер и крупчатник проявляют необычный и удививший меня своей внезапностью интерес к тому, как работают на мельницах во Франции.

Сели втроем за стол, и они стали по очереди задавать мне вопросы. Однако, это больше было похоже на экзамен, чем на беседу с целью что-то новое узнать. Я уже тогда подумал, не Бибиков ли им поручил меня проверить. А может быть, и не Бибикова тут была инициатива. Совместное житье с бухгалтером неприятно. Поначалу он старается быть милым, но все задает вопросы о житье-бытье за границей. Я отвечаю ему вполне стандартными фразами, его это не удовлетворяет.

Постепенно он становится сперва холодно-безразличным, - 96 - потом нахально-наглым. А главное, негде побыть одному, все время на людях. На работе тоже нет ни своего стола, ни стула. Встаю утром по радио, слушаю зарядку, и с тех именно пор она мне опротивела до последней степени.

Это вставание вместе с бухгалтером при громкоговорителе, под фикусами, в душной, не проветриваемой комнате почему-то мне особенно врезалось в память как нечто очень отвратительное. С хозяевами отношения прохладные - им мои европейские манеры в быту, видимо, не нравятся; я часто отказываюсь садиться выпивать с разными людьми, которые к ним заходят.

Я как-то их стесняю. Обнаруживаю при этом, что они предоставляют свою комнату для любовных встреч и пьянок. Отвратительное зрелище пьяных баб, молодых и старых, меня отталкивает. Как-то раз сидел я за таким столом вместе с бухгалтером и еще какими-то людьми. Делал вид и старался убедить себя, что рад выпивать с простыми русскими людьми.

«Вспомнил отца, когда от меня отвернулась взрослая дочь»

Среди них был здоровенный мужик средних лет, в черной, хорошего сукна гимнастерке. Все, казалось, было хорошо и дружественно. Но вот здоровяк меня вдруг молча обхватывает - я подумал сперва, что из нежных чувств.

Но не тут-то было - он вдруг начинает сопеть, как бык, прижимает меня со страшной силой к своей необъятной груди так, что дух перехватывает, и я слышу, шипит злобно: К счастью, все присутствующие испугались больше моего и кинулись мне на выручку. Очевидно, пьяный зверь в нем еще не разошелся: Форменный палач времен Ивана Грозного! Наконец, в один прекрасный день, когда из-за тушения света перед спаньем бухгалтер начал мерзко ругаться, я заявил, что не желаю с ним больше жить, и на следующий же день съехал к другой хозяйке, предоставившей мне крошечную комнатку, в которую надо было пройти через большую проходную, где на диване лежал, вернувшись из плена, умирающий от рака ее муж.

Там я и остался до ареста. Он работал по специальности в каком-то строительном учреждении и снимал каморку в старом доме, в старой части города. Было очень приятно встретить товарища, я с ним виделся довольно. Он был настроен бодро и, в общем, вполне доволен. Изредка я ходил в большой собор, где было всегда много народа, все больше бабы, бабы в платочках.

В воскресенье после обедни отправлялись требы - меня поразила одновременность крещений, отпеваний и венчаний вне поста. Голоса певчих и священников, читающих у различных притворов и исполняющих разные требы, смешиваются, а люди каждый при своем, на другое никакого внимания не обращают.

А так, со стороны посмотреть, наглядно и до скупой простоты видны начало, апогей и конец жизни. Но женщины и старики в церкви душой, а мужики помоложе на требах почти все пьяные, равно и на похоронах, крестинах, свадьбах. Я вот все смотрю и думаю, а они вот все пьют, видимо, не без народной мудрости какой-то, а то и от дикости. Да, дикости много повсюду, к ней я никак не привыкну.

Однажды утром прохожу мимо огромной очереди за хлебом в ларек. Женщины стоят цепочкой, крепко обхватив друг друга руками, дабы очередь не разорвалась, а сбоку мужики, грубо их отталкивая, лезут с дракой без очереди к окошку: У рынка бабы, полулежа на мешках, ждут транспорта.

Скинув платки, они друг у дружки ищут в головах вшей, и выражение их лиц покойное, покорное, удовлетворенное. Но вот получаю сведения о том, что Ирина с Татишей, мама и Екатерина Ивановна скоро должны прибыть. Как я их устрою? Хожу неопытно в учреждения, записываюсь в очередь на жилплощадь, но ничего в ближайшем будущем не предвидится. Зашел я и к тетке Наташи Нестеровой, она музыкальный работник. Приняла меня с некоторым удивлением, опасением; дала понять, что ничем помочь не может и что лучше бы к ней не заходить.

Больше я к ней и не заходил. Живу до предела скромно, стараюсь не тратить денег - хоть что-нибудь накопить к Ирининому приезду на устройство. Но и с выдачей мне зарплаты какая-то заминка - ведь у меня все еще нет паспорта и прописки. А в милиции тянут и тянут: И дальше в графе наград: Я излагаю Бибикову мое беспокойство о квартире ввиду приезда семьи. Он предлагает мне какую-то ведомственную площадь, где помещался то ли техникум, то ли еще что-то.

По той же улице Чернышевского, вдоль Волги, где стояла мельница, но еще дальше от центра города я нашел на задворках мрачный кирпичный дом казенно-казарменного типа. Заведующий, демобилизованный моряк, живший тут же, показал мне большую комнату со входом через общий большой коридор. В конце коридора общие уборные и умывалки соответствующей чистоты и комфорта - почти вокзальные.

Подумав об Ирине в этих условиях, я пришел в тихий ужас и стал соображать, как бы мне из этой довольно большой площади выкроить и смастерить небольшую квартиру с уборной, кухонькой и С этой целью я пригласил рабочего с мельницы, который должен был этим заняться, а Бибиков обещал помочь материалом и прочим.

Но предстояло преодолеть еще много всяких формальностей, до дела так и не дошло, события все это опередили. Пасха в том году выпадала на третье мая, а Страстная Пятница -на первое. Я постом несколько раз бывал в церкви, но не говел, как-то с мыслями собраться не. В пятницу же с утра стали готовиться к демонстрации. Из склада вынесли транспаранты и портреты на палках, которые раздали. Все это странным образом напоминало крестный ход с иконами и хоругвями, только наоборот.

Люди собирались вяло, неохотно; иные прямо выражали свое неудовольствие. Я был рядом с помощником крупчатника и его женой. Он нес на руках свою маленькую дочку.

В руках у многих были сухие голые прутья и ветки еще без листьев, с привязанными на них аляповатыми бумажными цветами. И теперь так делается, но у меня это вызывает всегда печальное и гнетущее чувство насилия над природой: Наша колонна подошла к центру города и долго ожидала очереди. Прошли войска, прошли части НКВД в васильковых фуражках.

Наконец и мы двинули к трибунам, а затем мимо них буквально пробежали злые языки говорят - это мера предосторожности: Усталые, вер- - 99 - нулись домой поздно. На улицах хоть еще и холодно, но уже сухо, пыльно, всюду орут громкоговорители. Вечером на мельнице был организован праздник в честь Первого мая, и, вместо того, чтобы пойти в церковь поклониться Плащанице, я счел нужным на него пойти.

Там были и закуска, и выпивка. Я даже с секретаршей директора плясал русскую вприсядку, что у меня всегда хорошо выходило; хотел показать - вот-де, мы какие из Франции, как русскую лихо пляшем! Тоже патриотизм свой демонстрировал.

Имел успех, и один из рабочих спьяну подскочил ко мне и Но в глубине души у меня было нехорошо - надо было мне не плясать, а Богу помолиться. Впоследствии я это часто вспоминал как некую измену, и это сознание тоже, может быть, помогло мне перенести обрушившееся на меня несчастье.

В Страстную же Субботу, после обедни, я пошел к Варягину, где мы пекли с ним куличи, вместе с его хозяйкой, в большой русской печи в подвальном этаже.

Вокруг нас бегала ее молоденькая внучка и все напевала: На заутреню в церковь, кажется, не попали, народу была пропасть. Разговелись у Варягина, у него же я и остался спать на топчане.

«Вспомнил отца, когда от меня отвернулась взрослая дочь»

Я довольно часто говорил по телефону с Москвой, и меня держали в курсе событий. Все сильнее и сильнее нарастало беспокойство, и внутри натягивалась и непрерывно звучала тревожная струна. Жизнь у меня никак и ни в чем не устраивалась, но я все же не унывал и старался поддерживать бодрость, чем. Запас сил был большой, но и он постепенно иссякал. Энергично наступала весна, быстро стало жарко и очень пыльно. На мельнице главного инженера, военного, сменил пожилой уже еврей.

Но скоро выяснилось, что и он только думает о том, как бы ему куда-нибудь смыться. Он занимал небольшую избушку посреди ужасно грязного мельничного двора, в которой, судя по всему, он и не думал устраиваться надолго.

Как-то раз я зашел к. С ним была его дочь студентка, весьма интеллигентного вида, Которая готовилась к экзаменам в мединститут, сидя на ящиках, за неимением другой мебели. Между прочим, меня сделали ответственным за противопожарную безопасность, и я должен был привести в порядок автоматическую противопожарную систему, подобную той, которая была у Клеше в Аннеси. С этой установкой я был знаком.

Трубы водопровода оказались все насквозь ржавыми, их надо было заменить, но труб не. При испытании одной термоголовки оказалось, что система вообще не работает: При разговоре с механиком я наткнулся на непреодолимое сопротивление - никто ничего делать не. Желание взяться за дело появилось у них только после разговора с директором, который им что-то обещал. Но я уже понял, что проконтролировать их работу я все равно буду не в состоянии, да и вообще они не скрывали своего пренебрежительного отношения ко.

А нормировщик, как фокусник, выкладывал мне то такие, то иные цифры, в которых я ничего понять не. Аварии Тут еще случился ряд удивительных, небольших, но знаменательных для меня событий. Наш начальник охраны этакий бравый командир в стиле Чапаева продемонстрировал полную исправность противопожарной системы: Когда инспекция ушла, я попросил повторить эксперимент, но сам наблюдал внимательно, и Потом я узнал, что просто-напросто один наш пожарник в нужный момент нажал на кнопку и пустил воду.

Я доложил об этом нашему директору, но, кроме неприятности, ничего для себя не получил, а начальник охраны стал смотреть на меня волком. Затем при разгрузке баржи с зерном его не хватило по весу, составили акт, явился следователь, меня спросили, я что-то не так сказал про весы, директор на меня обозлился. Наконец, произошла крупная авария. К открытию навигации всю зиму готовили подвижную эстакаду от разгрузочной баржи, оснащенной разной соответствующей техникой для разгрузочных - - работ и транспортировки зерна в закрома.

На барже были установлены ковшевые подъемники норииперекидные ленточные разгрузчики и прочее, и прочее. Баржа должна была перемещаться вместе с убывающим уровнем воды в Волге, а за ней должны были наращиваться ленточные транспортеры эстакады, устанавливаемой на деревянных столбах. Чтобы укрыть от непогоды высокие зерноподъемники на барже, механизаторы-рационализаторы заключили их в пирамидообразную башню, обшитую со всех сторон досками, не подумав при этом о том, что это создает огромную парусную поверхность.

И вот как-то вечером после работы я зашел выпить кружку пива в пивную палатку недалеко от мельницы Вдруг все потемнело, мгновенно поднялся ураганный шквальный ветер, весь город скрылся в облаке густой пыли, послышался грохот срываемых кусков кровли, вывесок, ставней, заборов. Потом грянул гром и хлынул ливень.

Через полчаса буря пронеслась, но тут же стало известно, что нашу баржу сорвало с якорей и потащило от берега. Баржа поволокла за собой эстакаду с лентами, роликами, электродвигателями - все оказалось в воде. Увидав случившееся, я глазам своим не поверил: Что можно сделать за такой срок. Но тут сказалось мое европейское воспитание - в таких условиях, при такой логике, такой грубости - я ничем управлять не. Я было сгоряча повернулся и ушел, но потом сразу вернулся на место происшествия, разделся и полез вместе с рабочими в воду доставать со дна оборудование.

Кто-то нырял, кто-то тащил; висел густой мат, и моя неумелая самоотверженность никем не была оценена. Наконец, один старый плотник, тесавший что-то топором, которому я попытался дать какой-то совет, сказал мне зло: Но все же я, как и все, провозился до утра.

Когда я, после обеда, поспав немного, вернулся к берегу, эстакада работала! Вот тут я понял, что это не работа на производстве в европейском ее понимании, а фронт, и люди действуют, как на войне и по военной логике: И взяли, и не впервые. Да, такое возможно только в России. Все это очень похоже на переживания маркиза де Кюстина первая половина XIX века: Но мужик вырубил березовую жердь и задвинул ее под коляску так, что маркиз и без колеса добрался до цели!.

Мои акции падали, падали. Мало того, что я все больше и больше чувствовал себя в этой обстановке дураком; я стал понимать, что такая роль дурака, на которого можно свалить ответственность за все неполадки неточность весов, аварии, пожар и прочее- может устроить многих. Я начал чувствовать над головой груз уголовной ответственности, а в связи с этим тоже заразился желанием ее избежать, то есть уйти из гнилого места, где рано или поздно меня ждет катастрофа.

Ведь как только начну тонуть, все на меня сразу все и свалят. С горестью убеждался я, что ни своих знаний, ни опыта применить здесь не могу.

С того момента ни каких известий. Они жили в Балхашском районе, А-Атинской обл. Его мама моя тетя была Аксютина в дев. Если кто знает что-нибудь о них и их детей, дайте знать, заранее благодарю, г. Знаю, что училась в. Чардара, а родилась в. Ильича, имела медицинское образование, впоследствии переехала в Чимкент.

Имела брата Виктора, супруг Александр. Буду благодарна за любые сведения. Последний раз я его видела, когда мне было 5 лет, потом родители развелись и мы уехали в Россию. От своей сёстры живущей в Казахстане слышала, что он умер в тюрьме, если это так, хотела бы, чтоб вы мне помогли узнать. Жидели на своём авто мицубиси фусо манипулятор и не вернулся.

Машину нашли сажённую в. Жидели, а его нет по сей день. Обращались в полицию, но от них нет никакого толку, надеюсь на вашу помощь. Проживал в Алматинской области, Гвардейском районе. Есть сестра Колесникова Любовь Михайловна, г. Геннадий в гг. Родился в Балхашском районе Алматинской области. Воспитывался в Илийском детдоме. Из нашего аула собрали детей. Некоторых потом забрали родственники. Я ее дочь, Ермошкина Карина Рашидовна, мне 17 лет, воспитывалась у бабушки с двух лет, но она умерла.

Теперь хочу найти свою маму. Я осталась совсем одна. Вот мои номера т.: Пропал без вести в году осенью. В последний раз слышали, что некий по имени Денизбек в Казахстане, в каком-то ауле и передал сообщение. Он ли или это другой человек, мы не знаем.

Просим помочь найти. Расул бек был изгнан большевикам по словам дедушки из Азербайджана приблизительно в - годах в Казахстан. Как я знаю, до изгнания был беком в поместье Тофиги в настоящее время это село Тофиги Агдашского района.